Шуя-200г.

12.09.00Чураева Юлия

 


25.07.00 вторник

      В этот день и солнце, кажется, взошло раньше обычного. С самого утра начался переполох: надо было найти вещи и снарягу для похода, уложить рюкзаки, сделать кучу телефонных звонков и при этом держать в голове огромное количество разнообразных вещей. К часу дня всё более-менее прояснилось и определилось. Мы собрались в одном месте и начали укладывать рюкзаки. Вещей у нас оказалось дикое количество: на пять человек шесть рюкзаков, гитара, рулон пенок и большой пакет со всякой всячиной, не влезшей в рюкзаки. По дороге на вокзал над нами сгущались тучи и, как только мы поднялись на платформу, начался дождь. Не долго думая, мы достали тент и всей толпой спрятались под него, хохоча во всё горло и поглядывая на людей вокруг, которые пытались скрыться от этого "тропического" ливня под зонтиками. Помахав ручками Слону и Каткову, мы запрыгнули в электричку и позволили себе небольшую передышку. Но расслабляться было рано, во Фрязево надо было пересаживаться на монинскую "собаку". Опять пошел дождь, прекратившийся было к тому времени. Провожающих было как раз по количеству недостающих спин под рюкзаки: Федя, Pin и Бирик. В электричке начали вспоминать, что же мы всё-таки забыли. Оказалось немного - всего лишь плоскогубцы. Приехав в Москву, мы быстренько перетащили вещи на Ленинградский вокзал и стали ждать поезда. Опять начался дождь. Проводить нас в "последний" путь пришёл Серега Журавлев, по сравнению с нами в крайне цивильном виде. Мы уговаривали его махнуть на всё рукой и поехать с нами, но он, собрав волю в кулак, со вздохом отказался. На прощанье Серега дал нам в дорогу книгу Стругацких. За несколько минут до отправления появился Московских с хлебом и двумя бутылками портвейна. Но вот мы зашли в вагон, поезд тронулся, Москва осталась позади, а мы едем в Карелию. Поиграв в пятнашки рюкзаками и поужинав, мы решили лечь спать. На боковушке ехала женщина с кошкой и, засыпая, я глядела на эту кошку, похожую на игрушку: она за весь вечер не проронила ни звука, легла на столике и лишь изредка потягивалась. Эта, похожая на сфинкса кошка, предавала какую-то нереальность обстановке и всю ночь мне снились какие-то странные сны, обрывающиеся в самых неожиданных местах. К утру женщина с кошкой исчезла.

26.07.00 среда

      В семь часов все почему-то проснулись и стали требовать завтрак. После короткого совещания завтрак перенесли на девять, и была предпринята попытка спать дальше.
      Петрозаводск встретил нас хмуро: низкими свинцовыми тучами и непрекращающимся дождём. Обосновавшись на вокзале, мы стали искать "собратьев по разуму", то есть идущих на Шую. Дураков не оказалось и Серега с Максом побежали на автовокзал. После совещания было решено купить билеты и ждать семичасовую электричку. В электричке у меня появилось ощущение, что я еду домой. Нас окружали цивильные люди в пиджаках, с галстуками и портфелями, за окном березки и только необычные названия станций говорили мне, что мы далеко от дома. И только выйдя в Суоярви, я поняла, что мы на севере. Темнота, пронизывающий до костей ветер и полнейшая неопределенность. Решалось всё по дороге, Москва застопил местного парня на "ниве" и тот за два рейса забросил нас на берег озера. Своеобразие местных дорог и специфическая манера вождения заставляли машину в прямом смысле лететь над дорогой. Честно признаться, я думала, что мы не доедем до конечной точки нашего пути, но вот дорога закончилась резким поворотом в лес, и фары осветили груду рюкзаков и невозмутимого Серёгу с сигаретой в зубах. Быстренько поставив палатки и приготовив ужин, мы завалились спать.

27.07.00 четверг

      После волнений предыдущей ночи утро началось в полвторого. Позавтракав, все занялись сборкой судов. Побродив по округе, я нашла немного грибов. После обеда было решено остаться здесь до завтра. Едва мы натянули тент, как начался дождь. (В дальнейшем постоянно наблюдалась такая странность: как только мы принимали решение остаться на каком-нибудь месте на дневку, тут же начинался дождь.) Пока я производила ревизию продуктов, дождь не прекращался, поэтому мы все сидели под тентом. Народ сидел на бутылках и всё пытался что-нибудь съесть - то арахис, то баранки, то открыть сгущёнку.
      Под вечер погода улучшилась, мы поужинали и легли спать, решив встать завтра пораньше.

28.07.00 пятница

      Быстренько позавтракав, мы начали собираться, погода улучшилась, периодически выглядывало солнце. Основательно протормозив, в четыре мы вышли. На озере были ветер и волны, но идти нам предстояло не много, поэтому мы не напрягались. Через полтора часа мы обнаружили Шую. Тут же, на камнях мы устроили перекус и осмотрели перекат. Воды мало и речка сильно закамнёвана. В тот день на пороге "кустарный" проводились экстренные спасательные работы. Шурик с Иркой умудрились посадить байду на два камня на самом выходе из порога. Мы с Максом подошли поближе, и Макс полез их спасать, всё кончилось хорошо. Ещё было несколько шивер, на одной из которых наш новоиспечённый каякер словил камень и продрал каяк. Пройдя порог "Грива", мы встали на левом берегу в лесу. В тот же вечер мы наблюдали группу из четырёх "тайменей", проходящих "Гриву" без просмотра. Особого внимания у нас удостоился мужик, идущий один на байде без фартука, с такой горой вещей, что даже удивительно, как он за ними что-то видел. Перед самой бочкой он покачал головой, чуть подправил байду и слился по самому краю, даже не забрызгав деку.

29.07.00 суббота

      Сегодня днёвка, с утра светит солнце. После завтрака все занялись делами: поклейкой байд, сбором грибов и поеданием черники. Шурик с Иркой ещё раз штурмовали порог, намеренно забравшись в самую бочку. На обед была уха из рыбных консервов, что сподвигнуло наших рыбаков пойти ловить рыбу. (Перед походом шли долгие споры по поводу рыбалки. Было решено, что рыбу мы ловить не будем. Однако в поезде Шурик с Серегой пожалели о принятом решении и в Петрозаводске купили леску, грузила и крючки.) Вернулись они не скоро и с рыбой. По их словам, маленькую они выбрасывали, а большую складывали в майонезную баночку, правда в данном случае в обрезанную пластиковую бутылку. Они пытались её посолить, но дня через три рыба окончательно протухла и её выбросили. Забегая вперёд, скажу, что это была первая и последняя попытка ловить рыбу.

30.07.00 воскресенье

      С утра светило солнце, но вышли мы, как обычно, около четырёх. У местных рыбаков мы узнали, что магазин работает до пяти, поэтому мы поднажали и успели до закрытия. Купили в деревне мороженого и пряников, по плотности больше похожих на речную гальку. Прошли серию из четырёх шивер, посидели на камнях, посадили две новые дырки. Через километр показался порог "Малый Кинейкоски", осмотр по левому берегу. Осмотрели, прошли. Пока выруливали Шурик с Иркой, мы опознали группу, стоящую после порога, они оказались нашими земляками, а Московских встретил свою бывшую одноклассницу. Встали рядом, хотя прошли всего четыре километра. Ближе к вечеру было обнаружено, что промокла и куда-то испарилась половина суповых пакетов, решили смотаться с утра в деревню за супами. Ещё пришлось оставлять ночью дежурных, поскольку, по рассказам, ночью ходят местные и тырят всё, что плохо лежит.


31.07.00 понедельник

      С утра Серега, Шурик и Ира пошли в деревню. Вернулись они, успев основательно намокнуть. Они рассказали, что в деревне есть даже электронная почта, правда письма идут двое суток. Тут же родилась байка, что дискеты отвозят в Петрозаводск на телеге. После обеда небо расчистилось и все принялись купаться. Мы с Максом прошли порог ещё раз, потом туда залез Серёга на каяке и кильнулся. Потом Шурик благополучно преодолел это препятствие на каяке. Банный день закончился, и мы принялись жарить блинчики. К тому моменту как мы их съели, к берегу пристала группа питерцев на КНБ пронзительно розового цвета. Они встали рядом с нами и принялись резво таскать вещи под ругань и ворчание своего руководителя.


Порог "Малый Кинейкоски"


1.08.00 вторник

      Ночью мы опять дежурили, но, несмотря на это, у Сереги пропали деньги и autan. Мы рано встали и начали собираться. Нас с Максом заломало тащить вещи на пляж и мы решили пройти порог в третий раз. Перед погрузкой Серега обнаружил на каяке дырищу и решил её заклеить, Макс заодно подклеил лею, которая мешала нам идти прямо. Мы с Ирой лежали на пенках и наблюдали за поклейкой. С фразой: "Что за пляж тут устроили!" Серёга начал забрасывать нас шишками, но скоро прекратил, поскольку мы оказались в большинстве и более выгодном положении - мы лежали под сосной и шишек вокруг было море, а Серёга сидел на открытом месте, далеко от шишек. Прошли в тот день около двадцати километров, возле озера немного покрутились, выбирая стоянку, и вернулись чуть-чуть обратно. Встали на правом берегу в сосновом лесу. Вечером выяснилась причина нашей сонливости - большое количество еды. Народ вечером наедается до отвала и еле до палаток доползает, какие там песни и хулиганства, лишь бы принять горизонтальное положение. Вечер замечательный - ни ветерка, ни облачка на небе. Но меня это настораживает.



2.08.00 среда

      Я была права: за ночь небо затянуло, а утром пошёл дождь. За завтраком было решено остаться, заклеить байды и сделать обвязки.
      Сегодня мимо нас прошли питерцы и несколько одиночных байд. В нескольких сотнях метров от нас встала группа плановых туристов на тайменях, щуке, ПСНе и двух каяках. Вечером мы забрели к ним в гости, ребята оказались москвичами. Они напоили нас чаем с пряниками, а Женя (их инструктор) рассказывала всякие байки из своей нелёгкой инструкторской жизни.

3.08.00 четверг

      Сегодня за завтраком мы решили идти дальше, не хотелось терять таких замечательных соседей. Вчера мы поделились с ними подсолнечным маслом, так сегодня с утра они нас разбудили, чтобы покормить завтраком - свежесваренной ухой. Пока мы завтракали, они собрались и прошли вперёд, попрощавшись. Мы вслед ответили: "До скорой встречи", поскольку были уверены, что догоним.
      С утра я встала явно не с той ноги: пока собирала палатку, неосторожно выпустила из рук дугу и она хлестанула меня по лбу, а буквально через десять минут с другой стороны лба меня цапнула оса. Через пару часов глаз у меня опух и слегка заплыл, поэтому в зеркало мне глядеть противопоказано.
      По идее нам следовало осмотреть порог "Оленёнок" и слив-ступеньку, но так как воды мало, мы их не узнали и прошли без просмотра. У моста мы догнали Женину группу, перекусили, погрелись у костра, пока Серёга клеил каяк и пошли дальше. Пока мы проходили "Сизовский", подошли москвичи. На обоих берегах порога стояли питерцы: на правом - наши знакомые, а на левом - две группы постарше. Поэтому мы решили идти до "Островного". Когда я посмотрела на этот порог, у меня не возникло особого желания туда лезть, и вместо меня пошёл Серёга. Они умудрились посадить огромную дыру на корме, для её устранения пришлось разбирать байду и извести всю БЦК. Шурик с Ирой как-то хитро прошли порог, что их даже не забрызгало.
      Мы встали не на самом острове (там встала Женя с группой), а на левом берегу, откуда можно допрыгать до острова по камням.


Порог "Островной"


4.08.00 пятница

      Сегодня днёвка, все развлекаются по-своему. Кто-то штурмует порог вплавь, кто-то на байде, кто-то на каяке. У проходящих мимо нас питерцев пустую байду унесло в порог, но она даже воды не набрала.
      За обедом Серёга опять завёл песню о том, чтобы ему урезали пайку. Вот и пойми этих туристов: мало еды - плохо, много еды - ещё хуже. После обеда наш бравый каякер решил показать всем на что он способен. Взял у Жени синий "слалом" и пошёл в порог. В самой середине порога ему что-то не понравилось и он решил умыться. В итоге каяк он выловил сам, а каску нашла Женя в улове возле правого берега. Макс, посмотрев на всё это, то же решил попытать счастья. Прошёл порог два раза, вылез, слил каяк, сказал что ничего не понял и пошёл к костру греться.
      Народ к вечеру расхрабрился и давай то на байде, то на ПСНе сигать в порог, не давая Жене спокойно попариться в бане.

5.08.00 суббота

      Вчера Серёга попросил москвичей разбудить нас часов в девять. Они честно нас разбудили, но мы проспали ещё полтора часа и только потом встали. Москвичи ушли около двенадцати, а на остров встали катчики. У них было несколько каяков, один из них в мелкую черно-желтую полоску - "тигриной" расцветки. Они катались в пороге, устраивали спасработы своим каякерам и всячески развлекались.
      Главный "тормоз" оказался Серёжа, он копался дольше всех и вышел последним. Наша байда стала ещё больше косить вправо, поэтому у нас левый гребок прямой, а правый - дуговой. После длинного плёса мы вышли к ГЭС. Посмотрели на плотину с левого берега и решили обнести с правого. Обнесли, перекусили, пошли дальше. На выходной шивере Шурик сломал весло. Запасное было недалеко, мы даже на берег не вылезали, собрали весло и пошли дальше. Вскоре показался "Большой Кинейкоски", мы увидели хвост уходящей жениной группы и решили встать после порога рядом с уже знакомыми питерцами. Вечер был наполнен истерикой, после ужина каждое слово вызывало гомерический хохот. Осмысливая всё позже, мы приписали это усталости за день и нездоровой атмосфере порога. (Этот порог самый опасный, здесь погибло очень много людей и берега утыканы табличками с предупреждениями и датами гибели.)

6.08.00 воскресенье

      Вышли мы около двух часов, прошли несколько порогов и длинный плёс до деревни. Возле моста встретили Женину группу, осиротевшую после отправки домой ПСНа и "щуки".
      У нас сложилась традиция: в деревнях появляться в воскресенье и с каждым разом всё позже и позже. В этой деревне нам повезло: магазин работает до десяти, хотя хлеба всё равно нет. В этой деревне дурацкий мост: прямо на воде лежат брёвна, на них доски и сделаны перила. Мы с трудом перетащили груженые байды.
      Питерцы шли до Новых Песков, они с утра проходили "Большой Кинейкоски" (из шести байд два оверкиля). Их руководитель уверял нас, что порог опасен только в половодье, когда чуть выше, у острова образуется бочка. В этой бочке все и гибнут. Мы не последовали их примеру и обнесли порог.


Шотозеро
      Впереди нас ждало Шотозеро. Вечерело, ветер стих. Пилили мы очень долго, уже село солнце, когда мы, наконец, вошли в устье реки. Через несколько километров мы нашли приличную стоянку и встали. Когда ребята развели костёр, а я поставила палатку, из-за поворота показалась Женя. Мы предложили ей встать с нами, но она отказалась, сказав что они встанут на другом берегу чуть пониже. Она поболтала с нами ещё минут пятнадцать, пожаловалась на свою группу, которая не хочет её слушаться, потом, когда показались её подопечные, она погребла дальше на стоянку.


Закат на Шотозере


7.08.00 понедельник

      С утра погода была ещё ничего, но к моменту нашего выхода начался дождь. Но мы, не взирая на превратности погоды, собрались и вышли. Помахав на прощанье Жене ручкой, мы заторопились в деревню за хлебом. Ветер дул в спину и в нас не умирала слабая надежда, что на озере ветер будет не совсем в лицо.
      В деревне Нижняя Салма всего один магазин и его продавщица живет в единственном на весь посёлок кирпичном доме с тарелкой НТВ+ на крыше. Хлеба конечно не оказалось.
      Под мостом обнаружилась довольно мерзкая шивера с большим количеством камней. Течение выносит прямо в озеро. Места, где начинается река, от моста не видно. В том направлении выделяется полуостров, по азимуту нам на левый его край, а по нашим общим ощущениям - на правый. Решили забрать правее. Гребём. Ветер в лицо и слева. Волны. Мне очень мокро, с весла летят брызги, волны разбиваются о нос байды и тоже окатывают меня с головой. Футболка стала мокрой в считанные секунды, вода тёплая, но ветер пробирает до костей. Вагатозеро хоть и меньше Шатозера, но отличается куда более строптивым нравом, под конец оно подкинуло нам ещё одну шутку. Догребли мы до полуострова, а речки нет. Макс вылез на берег посмотреть. Компас, карта, Серёга круги наворачивает, а куда река делась неизвестно. Решили пройти вдоль берега в северном направлении, и вот, за поворотом, мы натыкаемся на устье, нашей радости нет предела. Мы устроили перекус и совсем воспряли духом. Река странная: теченье есть, камни есть, а шиверы нет. По описанию и по словам Жени нас ждало препятствие, на котором мы оставим всю свою тезу, а они всю свою резину: восьмикилометровая серия шивер. О том, что мы прошли эту серию, мы узнали, когда увидели остров и левый приток. Течение слабое, камней много, а так ничего особенного. Под вечер погода улучшилась: небо расчистилось, выглянуло солнце. Перед деревней мы видели удивительную картину: солнце на закате, теплый жёлто-оранжевый свет, берег со стогами сена, сзади лес, река усыпана большим количеством белых камней, а на каждом камне сидит по огромной белой чайке. Мы прошли мимо деревни Киндасово и встали в нескольких километрах ниже по течению.
      На ужин был суп и каша с грибами. Сухари наши совсем намокли и даже слегка забродили. Завтра обязательно нужно купить хлеба, а то сухарей, можно сказать, уже не осталось.


Обжора Московских


8.08.00 вторник

      С утра шёл дождь, все лежали в палатках и ленились идти готовить завтрак. В итоге сборы прошли под дождём, но как только мы вышли, показалось солнце. Разомлев под его тёплыми лучами, мы ленились осматривать пороги и шиверы. И правильно делали: они оказывались сущей ерундой.
      Самое интересное было впереди: нас ждал "Большой Толли". Три слива делятся скальными выступами, по большой воде самым простым считается левый. Но у нас воды мало, и поэтому, туда нужно заходить очень сложной траекторией. Есть шанс не выгрести и попасть лагом в центральный слив, похожий больше на маленький водопад. Серёга прошёл правым сливом, а мы решили выпендриться и пошли слева. Струя оказалась мощной и у меня мелькнула мысль, что мы не сможем зайти в улово, но Макс гаркнул таким страшным голосом, что у меня сил сразу прибавилось. Была надежда уклониться от бочки, если прижаться к левому берегу. Но мы были так рады, что всё обошлось с заходом, что забили на это и прошли прямо по центру бочки. Подходя к берегу, мы поймали себя на мысли, что о спасах и касках мы даже не вспоминали в течение всего похода. Шурик и Ира прошли по правому сливу и даже не сильно намокли.
      А дальше "Малый Толли". Мы не стали его осматривать и пошли сразу. Основная струя по правому берегу, там валы и бочечки, мы слились у левого берега по канализации. Серёга прошёл за нами благополучно, а Шурик с Ирой, забравшиеся чуть правее, наткнулись на какую-то арматуру, байду навалило боком и моментально затопило. Кое-как её оттащили к берегу, вытащили вещи, вылили воду и пошли дальше.
      Сразу же началась деревня и я отправилась искать магазин. После небольших приключений я его нашла, купила хлеба и отправилась обратно. К реке так просто не спуститься, буквально съехав с косогора к реке, я нашла Макса прогуливающимся по берегу в ожидании меня и созерцавшего открывающиеся виды.
      Мне сказали, что до стоянки серьёзных препятствий не будет, поэтому я не стала далеко убирать пакет с хлебом и натягивать юбку. Но уже за первым поворотом угрожающе зашумело, я быстренько натянула юбку и, как оказалось, не зря. Валы там были недурственные и умыло меня не плохо, к тому же мы успели где-то хорошо продраться и байда медленно, но верно уходила под воду.
      После недолгих препирательств мы встали на стоянку на левом берегу, развели костёр и принялись готовить ужин. Пока не сильно стемнело, я побродила по лесу и нашла просто гору белых грибов. После ужина мы принялись их жарить, а поев, вспомнили, что хорошо бы поставить палатки, к тому же совершенно стемнело.

9.08.00 среда - 10.08.00 четверг

      Мы весь день ленились, жарили грибы, варили еду. Периодически то светило солнце, то начинался ливень. Мы то вылезали греться на солнышко, то с визгом прятались под тент и по палаткам.
      Люди! Не ходите ночью на байдах от деревни Матросы до станции Шуйский мост. Описание этой части маршрута не сходиться с реальностью вообще. Люди, составлявшие описание, видимо посмотрели на карту и написали что там "четыре не представляющих сложности препятствия" (цитата).
      Но там и по нашей малой воде было ужасно: бесконечные шиверы с сильным течением и большим количеством камней, в них валы и даже бочки. Одну шиверу мы проходили почти пешком. Ночью это особенно забавно: ничего не видно, что-то где-то шумит, камни замечаешь, если только натыкаешься носом или задеваешь веслом. Дополнительным препятствием для нас стало отсутствие фонарика или хотя бы свечки: карты при свете звёзд не видно, а река поворачивает в самых неожиданных местах. А ещё в одном месте реку наглухо перегораживали сети. Посередине реки остров, на котором живёт хозяин. Мы ткнулись сначала в одну протоку, потом в другую, в итоге пристали к острову и попросили хозяина пропустить нас где-нибудь. Дед возле берега опустил сети и мы проскользнули дальше. В ответ на нашу благодарность он удивился, как мы ещё не утонули, и предупредил, что дальше шивера. Начало светать, спать давно уже не хотелось, только руки ныли и коченели. В самую темноту мы прошли шиверы и мосты, периодически начинался дождь и в лицо брызгала вода. А ещё, когда я попыталась заснуть, уткнувшись лицом в колени, Макс загнал нос байды под нависавшую над рекой берёзу. Каким-то чудом я успела выставить вперёд руки и не врезаться в неё лбом.
      Когда начало светать, мы устроили перекус, и всё страшное осталось позади. Карту мы видели без спичек и могли, наконец, сориентироваться где мы находимся. К сожалению, мы оказались неоригинальными, рыбаки, у которых Серёга стрелял сигареты, сказали что часа три назад проходила группа из Ростова.
      До Шуйского моста мы дошли около половины седьмого утра, как выяснилось позже, "собака", проходящая раз в сутки, уходит около семи. Напрыгавшись от радости, что мы наконец дошли, мы отправились искать станцию "Шуйский мост". Нас ждало разочарование: станция представляла из себя огромное поле и одиноко торчавшую табличку "Остановка локомотива". Оставался один вариант: ехать на автобусе. Оставалось надеяться, что байды и рюкзаки можно будет навалить где-нибудь в уголке и никому не мешать при этом. Мы с Ирой переоделись, поставили палатку и завалились спать. Нас попытались разбудить, чтобы покормить, но мы решили выспаться. Серёга сказал, что автобус перед перерывом в полтретьего, поэтому в два все резко подорвались и начали собираться. Нас спасло только то, что автобус был в три часа, просто Москва не так понял тётеньку на остановке. Каким-то чудом удалось запихать все вещи в три станка. Всего оказалось три станка и две байды, не считая гитары и пенок. У меня станок вообще неподъёмный, я могла с ним только ходить, а снимать, тем более одевать самостоятельно не могла. Доковыляли мы от автовокзала до железнодорожного, кинули вещи и побежали за билетами. Что делать неизвестно, времени ещё четыре часа. Все спят, наелись мороженого и дрыхнут. Петрозаводск провожает нас относительно хорошей погодой (хорошо хоть дождя нет). От недосыпа все взвинченные и раздражённые, я взвыла от обязанностей завхоза: они даже печенье поделить сами не могут. При посадке в поезд, мы встретили электростальцев, возвращающихся с Тумчи. Поделились информацией о количестве воды в реке, грибов и ягод в лесу, качестве порогов и сложностях походов. Мы забрались в вагон, разместились, поужинали и завалились спать.

11.08.00 пятница

      Все спали долго, но к десяти проснулись и потребовали завтрак. Поезд прибыл в Москву с опозданием, но в третьем часу дня мы уже ехали в автобусе в сторону дома. У Макса мы переложили вещи, оставили байды и отправились по домам. Мама меня не ждала, но очень обрадовалась такому раннему возвращению.